10 фактов о Дарвинском заповеднике и приручении глухарей

Есть на земле такое уникальное место, и находится оно в России, в Вологодской и Ярославской областях. Называется просто – Дарвинский заповедник. Начало ему было положено еще в сороковых годах прошлого века. А почему Дарвинский – потому что так был назван в честь Чарльза Дарвина, о котором никому не надо ничего говорить, личность очень известная. В статье о заповеднике Елена Четыркина пишет…

Если ранним утром по мягкой тропинке, усеянной порыжевшими хвойными иглами, выйти из леса на берег Рыбинского «моря», то можно увидеть настоящие птичьи колонии. Кого здесь только не встретишь: чайки, серые цапли, утки… Орнитологи доказали, что с появлением водохранилища увеличивается численность, а иногда и видовой состав водоплавающих птиц. Но чтобы это произошло наверняка, надо сделать так, чтобы пернатым понравились новые места. И изменив однажды свои привычные пути перелета, птицы остались здесь надолго. Ученые разработали специальный метод привлечения гоголей — больших нарядных уток — в искусственные гнездовья. Сейчас в заповеднике их насчитываются тысячи, а раньше совсем не было. Ранней весной, с появлением первых проталин, прилетают гоголи на облюбованные места.

Глухарей кормят с рук

— Здесь-то и начинается у нас основная работа, — говорит главный лесничий заповедника Василий Васильевич Нестеренко. — Гнезда гоголи устраивали в дуплах деревьев — осин, елей, сосен. У нас же птиц такое множество, что удобных «квартир» явно не хватало. Вот и решили поселить их в специальных ящиках — гоголятниках. Опыт удался, глубокие гоголятники, такие, чтобы вороны не могли красть яйца, пришлись по вкусу уткам. Одно было плохо: повадились медведи проверять гоголиные дуплянки, развешенные на деревьях, разрывают их лапами, ухватившись когтями за леток, и поедают яйца. Теперь вешаем гнездовья не на деревья, а на специальные прочно вбитые в землю колья — посмотрим, доберется ли зверь сюда!

Эти строки были написаны в восьмидесятых годах прошлого века, тогда в заповеднике кипела научная работа. Отметила ее и автор статьи об «особо охраняемом» уголке природы:

Размах научных работ в заповеднике широк. Орнитологи не только устраивают искусственные гнездовья, но и ежегодно ведут переписи птичьих стай на водохранилище. Работа эта сложнейшая, от зари до зари в любую погоду. Но результаты интересные — изучаются птичьи трассы, определяется численность и видовой состав птиц, гнездящихся на севере Европейской территории страны. Ученые-орнитологи помогают установить и сроки охотничьего сезона на водохранилище, изучают привычки и особенности поведения пернатых.

Но, пожалуй, самое интересное, о чем пишет Елена Четыркина, это приручение глухарей:

Идет в Дарвинском заповеднике и еще один не совсем обычный эксперимент. Южная тайга издавна была любимым местом обитания боровой дичи — глухарей, тетеревов, рябчиков, белых куропаток. Эти птицы, во все времена считавшиеся лучшими охотничьими трофеями, становятся сейчас редкими. Особенно глухарь, численность которого неуклонно уменьшается. В Западной Европе он почти совершенно оттеснен в горные леса. Не стало его в междуречье Днепра и Дона, пропал он и в борах Кустанайской области…

Для того чтобы спасти глухарей, решили создать близ центральной усадьбы специальную ферму. Нелегкая это профессия — пестовать диких птиц. Да и задачу поставили сложную: переделать то, что создано самой природой, путем селекции вывести птиц, которые могли бы жить рядом с нами. Под силу такое только людям увлеченным, верящим в задуманное, таким, как Вячеслав Васильевич Немцев, старший научный сотрудник заповедника. Уж он-то, кажется, знает о своих питомцах все…

Конечно, на настоящую ферму она совсем не похожа. Пять тысяч кубических метров выгулов, затянутых сеткой с крупными ячейками, да маленький бревенчатый домик — вот и вся ферма. Необычны и ее обитатели — черно-белые красавцы глухари, гордо вышагивающие вдоль деревянных заборчиков, разделяющих выгулы.

Приручают глухарей с рождения. Кормят омлетом, зеленью, мучными червями и клюквой. Дикие птицы питаются хвоей и лесными ягодами. С приходом весны собираются они на знаменитые глухариные тока. Опытный охотник всегда отличит глухариную полянку, снег на ней сплошь исчерчен крыльями.

Настоящая лесная серенада — птичья песенка в период тока. Это во время пения чуткий глухарь не слышит не только сильного шума, но даже сделанного по нему неудачного выстрела. Причина временной глухоты — особая складка, закрывающая при пении слуховой проход.

— Было время, — рассказывал Немцев, — когда мы тревожились: как поведут себя на воле наши «одомашненные» птицы. Теперь не беспокоимся — приспосабливаются, а вот людей уже не так пугаются. Так что проблема разведения тетеревиных решена. Но есть у нас и над чем поработать. Нужны удобные инкубаторы, специально для глухарят. Да и комбикормов нам явно не хватает.

За сорок лет существования Дарвинского государственного заповедника сделано немало: изучено влияние водохранилища на почвы, климат, животный мир района, даны рекомендации по регулированию водного режима, разработаны методы содержания глухарей в неволе, рационы кормления…

(Цитаты и фото по источнику: Елена Четыркина. «Дарвинский заповедник» // «Природа и человек» № 12, 1983.)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *