10 фактов о проекте «Большая Волга»

Это происходило в 30-е годы XX века. Большая стройка — «Большая Волга». Были засушливые области. Необходимо было решать эту проблему. С. М. Шварц в интереснейшей статье раскладывает все по полочкам. Нам остается только привести несколько емких цитат из его труда.

1. «Проект Большой Волги был задуман в начале 30-х годов, прежде всего, как проект, обеспечивающий ирригацию засушливых областей Заволжья. Энергетические и транспортные цели являлись в проекте дополнительными. В процессе обсуждения и разработки проекта цели его выросли и несколько сдвинулись. Значение его как ирригационного проекта явно несколько отступило на задний план. Но одновременно рамки ирригационной проблемы раздвинулись, и проблема ирригации Заволжья встала частью как большая проблема улучшения климатических условий в южном Заволжье и в полупустынных областях к северо-востоку от Каспийского моря».

Большая Волга

2. «Проект Большой Волги в своем разработанном виде предусматривал устройство на Волге и Каме и в меньших размерах на Оке ряда высоконапорных плотин, создающих на всем протяжении Волги серию глубоководных, напоминающих собой проточные озера водоемов. Характерной особенностью продольного профиля Волги, оказывающей определяющее влияние и на все планы ее реконструкции, является незначительный угол ее падения. Возле Калинина (Твери) падение реки еще достигает 13,9 сантиметров на километр, но уже у Горького оно уменьшается до 6,0 см, у Казани до 5,5 см, у Ульяновска (Симбирска) до 3,8 см, потом несколько возрастает, достигая 4,8 см у Куйбышева, 4,0 см у Саратова, опять 4,8 см у Сталинграда, и падает до 2,5 см у Ертаевска и 1,5 см у Астрахани. При таком незначительном угле падения реки плотины высотою в 20-30 метров вызывают подъем воды в реке на 400-600 километров вверх по течению».

3. «В соответствии с гидрологическими условиями Волжского бассейна и местными геологическими условиями и была разработана схема плотин и гидростанций на Волге и ее притоках. На самой Волге намечено было создание шести больших гидростанций: у Рыбинска, у села Василево близ Горького, у Чебоксар близ Казани, на Самарской луке, у Камышина и одна станция ниже Сталинграда. Эта система плотин и гидростанций должна была дополняться двумя менее значительными станциями на Верхней Волге — Иваньковской и Угличской, и одновременно намечалась серия плотин и гидростанций на Каме и Оке. Суммарная мощность гидроэлектростанций, входящих в эту сложную сеть, должна была достигнуть от двенадцати до двенадцати с половиной миллионов киловатт, почти шестикратной мощности Ти-Ви-Эй и более чем двадцатикратной мощности Днепро-ГЭС’а».

4. «Экономически целесообразная эксплуатация больших гидроэлектрических станций возможна лишь при урегулировании стока, ослабляющем его сезонные, а по возможности и погодовые колебания и таким образом обеспечивающем более или менее полное использование мощных станций. Это требование неприменимо лишь к гидростанциям на реках, вытекающих из больших озер, питающих реку более или менее равномерно в течение всего года. На Волге эта проблема приобретает особенно большое значение: волжский сток отличается резкой неравномерностью и около 70% стока приходятся на весну. Очень значительны и погодные колебания: при среднем годовом стоке в 267 куб. км. Волжский сток в маловодные годы опускается до 171 куб. км, по некоторым данным даже до 140 куб. км».

гидроэнергетика

5. «Создание плотин и огромных водоемов на Волге и ее важнейших притоках должно было изменить водный режим Волги: значительно ослабить прежде всего сезонные и в известной мере смягчить и погодные колебания. В том же направлении должна была действовать и переброска в бассейн Волги значительных водных масс из соседних бассейнов, в первую очередь имеющая целью не регулирование волжского стока, а обеспечение водного баланса Каспийского моря».

6. «…наиболее равномерное возможное регулирование стока остается относительным, и не может поэтому обеспечить полной равномерности работы гидростанций и максимального использования их мощностей. Наилучшее использование гигантских Волжских станций предполагает поэтому включение их в электроэнергетическую систему огромного района, охватывающую водные и тепловые станции, соединенные линиями высоковольтных передач с электростанциями соседних районов».

7. Исследователь «Большой Волги» А. В. Чаплыгин писал о ней «почти в поэтических тонах»:

«…Мощные волжские гидростанции явятся электрическим сердцем, посылающим потоки энергии во все части этого громадного электрического организма. Электросистемы Центрального Промышленного, Поволжского, Уральского, Центрально-Черноземного, Заволжского и Сталинградского районов при помощи линий высоковольтных передач, опирающихся на волжские гидростанции, будут объединены в единую энергетическую систему Волжского бассейна, соединяющуюся на западе с энергосистемой Большого Днепра и на юге с системами Северного Кавказа и Донбасса. Так осуществится мощное энергетическое кольцевание европейской части СССР». (А.В. Чаплыгин «Большая Волга». «Новый Мир», 1938 г., март, стр. 236.)

8. Надеясь, но до конца не веря в проект «Большой Волги», исследователь С. Шварц в 40-х годах 20 века писал: «Это пока только музыка будущего, но увлекательная музыка».

9. «Более конкретные формы принял план постройки и использования центрального звена проекта Большой Волги — Куйбышевского гидроузла. Общая мощность гидроузла определена при утверждении проекта правительством летом 1939 года в 3 миллиона квт (более пятикратной мощности Днепрогэса) с возможным доведением ее после постройки других гидростанций на Волге и Каме до 3,4 миллионов квт. Гидроузел должен был состоять из двух станций — Жигулевской в 30 км выше и Переволокской в 63 км ниже Куйбышева. Мощность отдельных агрегатов была намечена от 170 до 180 тысяч квт».

10. «…после создания передач, связывающих Куйбышевский гидроузел с мощными сложившимися электросистемами Москвы, Горького и Урала, использование водяной силы на гидростанциях Куйбышевскаго узла должно было достигнуть 90% и выработка энергии в среднем за год 14,5 миллиардов квт-часов, а после завершения реконструкции Волги с притоками и максимального возможного урегулирования стока даже 16 миллиардов квт-часов. Несколько более половины этой энергии должно было использоваться в Поволжье, остальная энергия должна была передаваться в соседние районы, в том числе 2.7 миллиарда квт-часов в Московский район. Перспектива эта была построена на предположении о громадном экономическом подъеме всего Волжского района и соответственно о громадном росте потребления электрической энергии, в частности о росте в Среднем Поволжье потребления электроэнергии водяных и тепловых станций… Это были головокружительные планы».

(Цитаты даются по источнику: С. М. Шварц «Большая Волга» // «Новый журнал» № 13, Нью-Йорк, 1946.)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *