Странности нашей жизни: интересные явления, факты, события, странные люди и животные, необъяснимые мистические события, уникальные строения и предметы, популярные фильмы и книги, лучшие и самые дорогие дома, вещи, автомобили со всего света

Архивы

10 фактов о русской книжной графике на Международной выставке печатного дела в Лейпциге


10 фактов о русской книжной графике на Международной выставке печатного дела в Лейпциге

1. На Международной выставке печатного дела в Лейпциге отдельный зал был отведен оригинальным книжным рисункам современных русских художников.

2. Раздел этот не был исчерпывающим, не все художники смогли представить свои оригиналы, вероятно, не все владельцы рисунков захотели, даже на время, расстаться со своими вещами. Характерно в этом смысле одно письмо, адресованное комиссару этого раздела, редактору журнала «Аполлон» С. К. Маковскому, в котором речь шла о рисунке Н. К. Рериха к «Итальянским стихам» Блока, воспроизведенном в 1910 г. в журнале «Аполлон».

3. И все же перечень оригиналов, экспонированных на выставке, был достаточно представителен, почти все первые имена тогдашней русской книжной графики фигурировали здесь.

Марка русского отдела

4. Среди 90 экспонатов, принадлежащих 19-ти художникам, демонстрировались — иллюстрации к «Азбуке» и «Пиковой даме» А. Бенуа, рисунки к «Невскому проспекту» Д. Кардовского, иллюстрации к детским книжкам И. Билибина, Д. Митрохина, Е. Нарбута, графика для журналов «Мир искусства», «Аполлон» М. Добужинского, Л. Бакста, A. Остроумовой-Лебедевой, С. Судейкина, С. Чехонина; обложки, титульные листы, книжные украшения к изданиям Н. Альтмана, Б. Анисфельда, B. Чемберса, Е. Лансере, В. Левитского, В. Замирайло, Д. Стеллецкого и другие.

5. В предисловии к разделу «Современная графика» в каталоге Русского отдела выставки С. Маковский писал: «Художественное возрождение книги, столь характерное для европейской культуры наших дней, — после упадка книжного искусства в прошлом столетии, — ознаменовалось и в России творчеством даровитых художников, полюбивших книгу как искусство. И в России это «возрождение», подлинно новаторское по духу, связано в то же время с тем увлечением стариной, которое, не менее чем новаторство определяет нашу эпоху».

6. Там же Маковский заметил: «Старина» вдохновила современные искания стиля, научила нас разумению прикладных, «украшающих» задач искусства… Под влиянием исторических воспоминаний ожила культурная традиция, и вместе с освобождением живописи от пошлости иллюстраторства освободилась собственно иллюстрация от ложной живописности. Так создалась книжная графика, соединившая в себе всю остроту современного дерзания с поэзией ретроспективизма…».

7. Из приведенной краткой характеристики очевидно, что книжная графика приобретала самостоятельное значение, однако в рамках выставки ее устроители хотели показать русскую графику более широко. Поэтому тот же С. Маковский сетовал, что «неточность в конце концов самого термина «графики», поскольку этим понятием определяется не технический способ, а художественная суть, — явилась причиной того, что представленные на выставке оригинальные работы русских художников оказались как бы произвольно разделенными между прусской комнатой в «Zeitgenossiche Graphik» и комнатой в Русском павильоне».

8. «По первоначальному плану, экспонаты обеих комнат должны были представить общую картину современной графики в России, независимо от большей или меньшей степени ее прикладного характера; однако, подчиняясь общему плану выставки, пришлось по возможности отделить собственно книжный рисунок, иллюстрацию и виньетку от гравюры и рисунков, значение которых не так тесно связано с книгой… Чтобы составить себе ясное понятие о художниках, участвующих на выставке, посетитель русского отдела должен мысленно соединить эти части одного нарушенного целого».

9. Обратимся к другим разделам русского павильона, как он описан в каталоге выставки. По архитектурному замыслу, средняя зала была проектирована для докладов, лекций и концертов русской музыки. По стенам залы были развешены экспонаты русских школ по графическому искусству и печатному делу.

10. Сохранилось письмо И. Билибина, руководившего классом графики в Школе Общества поощрения художеств, в котором он считал возможным участие в лейпцигской экспозиции самых последних работ его учеников, так как в столь короткий срок работы прежних лет «невозможно собрать в достаточной мере». (После окончания Отчетной ученической выставки в конце апреля 1914 г. Билибин сам был командирован в Лейпциг для размещения работ своего класса.) У главного входа в центральную залу находилась витрина Общины св. Евгении и был поставлен стол, за которым продавали художественно изданные этой Общиной открытые письма. Нижняя боковая зала предоставлена промышленному отделу, где были размещены экспонаты издательств, словолитен, библиографических обществ. Наконец, последняя зала отведена периодической печати.

Ю. Молок




Оставить комментарий или два


Инфо

Запись опубликовал 28 Июль 2014 года и разместил в рубрике Искусство.   Запись имеет метки:   К статье пока нет комментариев. Вы можете быть первым.

Случайные записи

ТОП 10 «Самые дорогие предметы, когда-либо проданные с аукционов» Сейфы для травматического оружия ТОП-10 «Самые величественные католические храмы» Топ 10 «Самые высокооплачиваемые актеры Голливуда 2010 года»