Бердяев о патриотизме

В «Русском Патриоте», справедливо переименованном позднее в «Советского Патриота», Бердяев высоко оценил патриотизм, который, по его мнению, «в нынешний час истории находится слева, а не справа» и который «есть прежде всего любовь к своей земле и к своему народу, чувство органической связи, готовность не только защищать свою родину от опасности, соглашаясь на жертвы, но и служить осуществлению ее миссии в истории». Вместе с тем Бердяев самым решительным образом осудил «дурной (возможен, очевидно, и благой! — М. В.) интернационализм», который сейчас находится, по его мнению, справа. В национализме, по Бердяеву, «есть национальная замкнутость и исключительность, часто вражда к другим народам, при наличии же силы — агрессивность, жажда господства и завоеваний… У больших народов, у сильных государств национализм переходит в империализм, в идею господства над миром. В империалистической воле есть что-то пожирающее».

патриотизм

И Бердяев убеждает — не то власть, не то своего эмигрантского читателя: — «Национализм менее всего к лицу России, великой стране, и русскому народу, в котором не случайно видели всечеловечность!» К сожалению, Сталин не внемлет увещаниям — даже Бердяева — и не считается с тем, что России «к лицу». Он идет своим путем, и на уступки пришлось пойти самому Бердяеву. Он вынужден был различить виды и формы империализма и найти, что, если советская власть и вступила на путь империализма, это империализм не обычный, националистический, а особый — «социальный», по-видимому утративший «пожирающие» черты.

Если, однако, смотреть на советскую внешнюю политику реалистически и открытыми глазами, а не затуманенными тем, что происходило при режиме Виши и господстве Жеребковых, и если вдуматься в то, что творится сейчас на деле именем России, не переоценивая того, что власть заявляет и как она толкует свои деяния, не может быть никакого сомнения в том, что обеспечение жизненных интересов России служит лишь прикрытием для экспансионистской политики коммунистической власти.

Само собою разумеется, советская экспансия 20-го века — не британская 17-го и последующих веков. В ней нет многих отталкивающих черт и элементов капитализма первоначального накопления. Зато в ней имеются другие и новые, но не менее отталкивающие черты, свойственные экспансии всякого тоталитарного государства 20-го века, прикрывающегося идеями экономического раскрепощения и социализма. Империализм — и экспансия — прежнего типа преследовали по преимуществу материальную выгоду и коммерческий интерес. Говорили, правда, и тогда об освободительной «миссии», которую осуществляли передовые народы и различного рода «миссионеры» в колониальных странах. Сейчас, в обладании опытом прошлого и при трезвом, «секуляристическом» подходе к государственным интересам, говорить о миссии — даже социально-экономического порядка только — еще большее лицемерие.

М. Вишняк

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *