Ценность патриотизма

Ценность его в том, что, будучи разновидностью «социальной любви», патриотизм выходит за пределы узко-личного и индивидуального и направлен на более широкую среду — сверхличную и сверхродовую. Поскольку государственное состояние стало естественным и привычным для человека, «свое» государство становится, как правило, объектом любви, перерождаясь часто, как всякая любовь, в слепую нерассуждающую страсть. Здесь источник эмоционального смешения: анти-патриотическим действиям придается видимость патриотизма, а патриотические выдаются за измену отечеству. Такому смешению способствует и теоретическое недоразумение. Недоразумение гнездится в представлении о государстве.

патриот

Школьное определение включает три одинаково необходимых для существования государства элемента — территорию, народ и власть. Достаточно одному элементу вступить в противоречие или конфликт с другими, и все «триединство» рушится. Достаточно, чтобы отпала «любовь» к одному из трех элементов, чтобы взята была под сомнение любовь к целому. Взаимные обвинения в отсутствии патриотизма или анти-патриотизме питаются обыкновенно тем, что для одних главенствующим в государстве является народ или страна, а для других — власть или власть и страна: страна ведь «вечна», тогда как власть меняется, как меняется и физический состав населения. «Человечество состоит больше из умерших, нежели из живущих», — говорил Огюст Конт. Интересно сравнивать патриотизм в разных странах. Например, если вы побываете в Англии, вы будете удивлены, как непохожи воззрения англичан…

Не будем останавливаться на том, какое воззрение правильнее теоретически, жизненнее исторически, приемлемее морально-политически. Подчеркнем лишь еще раз, что именно отсюда, из различной оценки элементов государства, проистекают, на наш взгляд, многие разногласия о том, что соответствует и не соответствует подлинному патриотизму. Так бывало и в далеком прошлом. Сократ предпочел смерть бегству из темницы потому, что, по утверждению Платона и Ксенофонта, считал нужным подчинить свои личные взгляды и самое жизнь велениям афинских законов и приговору, даже несправедливому, судебной власти. Тяжба между положительным законодательством или формальным правом и тем, что люди признают правом справедливым или каким они хотят сделать положительное право, — длится на протяжении всей мировой истории. Эта тяжба — идейная и политическая — между официальной властью и подвластными, или между казенной идеологией и независимым общественным мнением, противополагающим интересы страны и народа интересам власти, обостряется, как известно, в так называемые, критические эпохи.

М. Вишняк

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *