Кошка Тотоша

В доме Эдуарда Успенского живут целых две кошки. Для многих этого достаточно, но у кого-то и больший «зоопарк» в доме. Хотя у писателя живут также две собаки и две птицы, но это — тема уже для другой статьи…

Сам писатель с удовольствием рассказывал о своих любимицах:

Кошка Эдуарда Успенского

Лена хотела купить серую, пушистую, но увидела эту черную и была покорена. Так у нас появилась Черника. Она принадлежит к породе европейская короткошерстная (сейчас их, кажется, называют домашними). А Тотошу (это та, которая не хотела слезать с Ваших рук) мы подобрали. Как-то Лена услышала во дворе жалобный писк и, когда вышла, увидела жалкого, грязного, замерзающего котенка. Мы его приютили, и со временем этот несчастный подкидыш превратился в очень дружелюбную ласковую киску, причем она стала такой, какую в свое время хотелось Лене — мягкую, пушистую. Тотоша оказалась настоящей сибирячкой. Вы видели лаз, который я им сделал? Они могут гулять свободно, а потом, естественно, приносят котят, отцов которых мы никогда не знаем (почему-то они не считают нужным приходить знакомиться). Рожают обе трудно, и Лене приходится им помогать. Иногда это происходит одновременно у обеих кошек — вот когда возникает много сложностей, особенно с Черникой. А вообще у нее прекрасный характер, но она очень не любит, когда в доме появляются чужие собаки. В таких случаях она сначала затаится где-нибудь, а потом бросается, как черная молния — да так, что у жертвы появляется кровь. Если я попытаюсь вмешаться, попадет и мне. Если же приезжает брат со своим ризеном, она воспринимает его спокойно, так как привыкла к обществу наших ризенов и считает их своими. А, не дай Бог, попадутся бульдоги или бультерьеры или еще кто-нибудь — разорвет.

— Как она восприняла появление в доме другой кошки?

— Когда Тотоша появилась в доме, Черника в это время кормила своего котенка и приняла этого несчастного больного кошачьего детеныша (у Тотоши был еще и конъюнктивит) под свое покровительство, и теперь, когда у Тотоши появляются котята, то ухаживает и за ними. Одного из очаровательных Тотошиных котят мы подарили знакомым. Они — люди бездетные, и все их близкие сначала долго уговаривали эту пару завести ребенка (хотя бы для того, чтобы было с кем гулять). Они не поддавались. Потом уговаривали на худой конец завести собаку — не получилось. Наконец взяли у нас котенка — и счастливы, боготворят его, воспитывают, научили лапу подавать. Муж обижается на свою жену (нашу приятельницу), заявляя: ”Ну вот, тебе котенок дороже, чем я!”

— При такой вольной жизни Ваших питомцев у Вас может начаться бесконечное воспроизводство кошек. Не лучше ли их стерилизовать?

— У меня нет определенного мнения на этот счет. В Голландии, например, кошек всегда стерилизуют, но я не уверен, гуманно ли это по отношению к кошке. Ведь мы лишаем ее естественных радостей жизни. Не желая этого, мы и сделали в дверях лазейку (правда, наши же собаки очень скоро ее разодрали). С другой стороны, наличие этой лазейки имело отрицательный эффект: к нам стали ходить чужие коты и съедать во время своих визитов еду наших кошек. Хотел сделать капкан для непрошенных гостей, но отказался от этой мысли — нехорошо: хоть и непрошенные, но ведь живые существа. А вот в Голландии наши друзья устроили радиоуправляемые дверцы: когда подходит своя кошка, они открываются (как в Шереметьеве). Иначе их кошек раздражало, что в дом приходит чужое животное, которое к тому же сжирает принадлежащий им корм.

Следует сказать, что в доме Эдуарда Успенского раньше жила еще одна кошка, которую звали Маруська. Она прожила долго, а потом умерла. Впрочем, судьба последних питомцев, судя по всему, была аналогичной, так как с момента интервью прошло достаточно времени… Но можно не сомневаться, что в доме писателя по прежнему много животных, ведь он продолжает жить…

(Цитаты и фото по источнику: И. Волкова «Кошек не люблю, но уважаю» // «Друг кошек» № 3 (15), 1996.)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *