Переработка отходов в черной металлургии

Заместитель главного энергетика Ждановского металлургического завода имени Ильича Н. Г. Брагинец был расстроен:

— Опять строительство пруда-шламонакопителя отложили…

Обида Николая Григорьевича стала понятной позже: более двадцати лет работает он на заводе и все эти годы выступает за чистоту воды и атмосферы.

Хорошие изделия выпускают металлурги. Многие из них маркируются почетным пятиугольником высшего качества. В могучих домнах зарождается чугун, в конверторах и мартенах кипит сталь, с листовых, сортовых и трубных станов идет знаменитый ильичевский профиль, четко работают установки термоупрочнения металла.

Есть у нас еще одна забота, — сказал при встрече главный инженер завода Юрий Николаевич Борисов. — Это переход на безотходную технологию. Прямо скажу: не простое дело. Особенно для предприятия, история которого насчитывает восемь десятилетий. Следы отсталой технологии, к сожалению, видны и сегодня: шлаковые отвалы, горы различных отходов. За них надо браться всерьез.

Справедливое замечание. Коллектив предприятия уже повернулся лицом к этой проблеме. Почти все отходы производства здесь идут в дело. И не только потому, что они захламляют территорию, наносят ущерб природе. Большинство их после соответствующей подготовки возвращается в производство как вторичное сырье.

Нет слов, переработка отходов в черной металлургии — одна из самых актуальных задач. Чтобы увеличить производство металла, требуется больше сырья. Казалось бы, больше сырья — больше отходов… Но в 1983 году завод отпразднует необычный юбилей: десять лет работы доменного цеха без шлаковых отвалов. Сегодня наступление на них ведется комплексно. Свежие шлаки проходят грануляцию, а старые залежи перерабатываются в щебень. И вот итог: стройиндустрия получает от предприятия ежегодно почти два миллиона тонн гранулированного шлака, более двух миллионов тонн щебня.

Железосодержащие шламы и пыль среди отходов тоже занимают заметное место: годовой выход шламов превышает миллион тонн, пыли — 110 тысяч тонн. Их можно использовать без предварительного обогащения. Ведь содержание железа в шламе составляет около 50 процентов. Экономисты подсчитали, что утилизация только одной тонны шлама позволяет снизить расход при производстве тонны чугуна: железной руды — на 750 килограммов, марганцевой — на 40, топлива — на 100, известняка – на 300 килограммов. Такова убедительная статистика.

Производство металла

Немалые выгоды дает использование шлама в виде добавок в шихту при выпечке агломерата. Однако дальнейшему увеличению возврата шламов в производство препятствует их высокая влажность. Те же мартеновские шламы напоминают грязь после дождя. Требуется создание карт хранения, полная подсушка сырья. Но вот беда: свердловский институт Уралмеханобр берется сделать корпус обезвоживания только для половины образующихся шламов. А как быть с остальными?

Николай Григорьевич Брагинец показал мне Волонтеровский шламонакопитель — последний из переполненных отстойников. За восемь лет он забит, как говорится, под завязку. В сухое ветреное время от него на Жданов несутся тучи мельчайшей пыли. Идут жалобы, городская санэпидстанция штрафует заводчан. А что поделаешь, если эта проблема пока не решена не только на заводе, но и в отрасли?

— Впрочем, — говорит Брагинец, — мы уже ищем способы усмирения пылевых бурь. Думаем поливать шламонакопители водомазутной эмульсией. Попробуем составить рецепт такой «брони». Хватит пылить!

Что хватит, то хватит. Но удивительно, что в своих начинаниях завод зачастую остается в одиночестве. Ведя поиски, варится, как говорится, в собственном соку. Помощи от отраслевой науки, республиканского и союзного министерств черной металлургии, строительных организаций почти нет. Завод обходится собственными силами и во многом, надо сказать, преуспел. Об этом можно судить хотя бы по использованию окалины и железного купороса. Слетающая с заготовок в прокатном производстве окалина — сырье, содержащее до 72 процентов железа. Ей находят применение в доменном и мартеновском цехах, на аглофабрике.

И все-таки рамки предприятия оказались для окалины узкими. Большим спросом она пользуется на заводах порошковой металлургии. Для них она — полновесное сырье, как бы специально подготовленное для переработки с наименьшими энергетическими затратами. Ежегодные поставки окалины Донецкому заводу химреактивов и Броварскому заводу порошковой металлургии, ряду других предприятий превышают 30 тысяч тонн. Метод порошковой металлургии позволяет изготовлять детали сложнейшей конфигурации с минимальными потерями металла и затратами труда. Подсчитано, что на тысячу тонн «спеченных» изделий сберегается две с половиной тысячи тонн стали и полтора миллиона рублей, высвобождается около двухсот станочников. Треть миллиона рублей — такова чистая прибыль, которую дает отгружаемая ждановскими металлургами окалина.

Сделан важный шаг по сокращению загрязнения Азово-Черноморского бассейна. Промышленность Жданова в текущей пятилетке будет переведена на бессточное водопользование. Как тут не сказать доброе слово об ильичевцах, которые ввели у себя строгий порядок сбора маслосодержащих компонентов, получаемых путем отстаивания на очистных сооружениях оборотных систем водоснабжения. Ныне утилизируется для повторного использования уже половина общего расхода масел. За год это три с половиной тысячи тонн масел, это экономия более ста тысяч рублей.

На заводе имени Ильича делают все, чтобы замкнуть воду в оборот. Разработана целевая программа, есть проект, ждут своей очереди капиталовложения — 42 миллиона рублей. К сожалению, руководство треста Ждановметаллургстрой не торопится назвать сроки начала работ. Большего ждут металлурги и от предприятий, изготовляющих газоочистную аппаратуру. Не соответствует она своему названию, улавливает только пыль, требует серьезных конструкторских усовершенствований. Здесь уместно привести находки Н. Г. Брагинца. Модернизируя аппараты, он получил 24 авторских свидетельства. Именно его разработки помогли вернуть в производство немало вторичных тепловых и энергетических ресурсов, утилизировать тепло отходящих газов, предотвратить загрязнение атмосферы.

Резервы безотходной технологии вводятся в действие повсеместно. Теперь исключено попадание в отвалы скрапа, чугунной и железной стружки из металлообрабатывающих цехов. Строгий контроль учета сбора и сортировки отходов металлообработки позволил в минувшем году возвратить в доменный цех около 60 тысяч тонн ценных отходов. Не теряются, как прежде, использованные огнеупоры. Те, что изношены немного, повторно направляются в кладку футеровки при ремонте металлургических печей, часть идет в размол для приготовления огнеупорных порошков, а оставшиеся отгружаются предприятиям Укрвторогнеупора. За истекший год возвращено и отгружено для переработки сорок тысяч тонн таких материалов — это четверть плановой годовой потребности завода.

Природоохранные мероприятия вводятся отдельной строкой в автоматическую систему управления производством, закладываются в память электронно-вычислительных машин, каждое новшество тут же берется на учет. Впрочем, как и каждое нарушение технологии, приводящее к выходу из строя газоводоочистных сооружений. И в этом немаловажная роль активистов Украинского общества охраны природы, работающих на металлургическом заводе имени Ильича.

Олег Бузулук

Журнал «Природа и человек» №9, 1982 г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *