Странности нашей жизни: интересные явления, факты, события, странные люди и животные, необъяснимые мистические события, уникальные строения и предметы, популярные фильмы и книги, лучшие и самые дорогие дома, вещи, автомобили со всего света

Архивы

Поздние романы Арагона, их общий корень


Поздние романы Арагона, их общий корень

Проза Луи Арагона (1897—1982) с течением времени менялась, но в 60-е годы она изменила свой характер довольно резко. Если романы цикла «Реальный мир» — «Базельские колокола» (1934), «Богатые кварталы» (1936), «Путешественники на империале» (1942), «Орельен» (1945), «Коммунисты» (1951), — были написаны в традиционной реалистической манере, то в последний период творческой жизни Арагон обращается к стилистике гораздо более барочной, громоздкой, отказываясь от жизнеподобия, рациональной логики, хронологического развития сюжета. Его романы «Гибель всерьез» (1965), «Бланш, или Забвение» (1967), «Театр/Роман» (1974) вполне отвечают тому определению жанра, которое Арагон предлагает в книге «Анри Матисс, роман», противополагая «роману-безделке», легко проглатываемому чтиву, «махину, машинерию, механизм, что ли, несколько более сложный, сложносочиненный (я сказал бы — сложноцветный, занимайся мы ботаникой)…»

Не будучи сама романом, эта книга помогает понять и «устройство» последних романов Арагона и, отчасти, побуждения, это «устройство» обуславливающие. Книга «Анри Матисс, роман» состоит из эссе, написанных Арагоном о Матиссе на протяжении трех десятилетий, но она не просто «сложена», как обычный сборник, а «сложносочинена». Пренебрегая хронологической последовательностью написания отдельных глав-эссе, структура книги отражает работу времени, «наслоения», которые оно оставляет, и «переосмысления», которых требует, то есть движение в глубь «объекта», связанное с самопознанием автора. Между ранними работами вклиниваются более поздние «скобки», их комментирующие. Текст обрастает примечаниями на полях и примечаниями к примечаниям, написанным «в другом времени» (глагольном, биографическом, историческом), бросающими свой отсвет и на образ героя, Анри Матисса, и на самого пишущего — «образ автора», Луи Арагона.

Арагон

Безусловно, такой подход очень интеллектуален и творчески свободен, как и темы, о которых пишет iq журнал. Втянутое в заголовок — наподобие «скобки» — жанровое определение «роман» — сигнал «гибридности» книги, где автор вступает в сложный роман со своей «моделью», так что само понятие модели начинает играть всеми обертонами. Модель — это натура (натурщик), с которой автор пишет, то есть Анри Матисс (и шире — реальный мир). Модель — это натура (природа) творчества — и живописи и словесности, о которой автор размышляет в процессе творчества. Модель — это натура (форма) арагоновского романа — неповторимого «росчерка, где нажим сменяется волосяной линией, извивающейся, подобно лыжне гигантского слалома, так что забываешь о портрете персонажа и замечаешь только безукоризненное совершенство скобок».

Незадолго до того, как была написана глава «Человек, который был скобкой» для книги «Анри Матисс, роман», Арагон переработал «Коммунистов» и сопроводил новое издание (1967) программным послесловием — «Конец «Реального мира». Рассказывая историю создания цикла «Реальный мир», Арагон объяснял, почему счел теперь необходимым внести в него изменения, особенно существенные в «Коммунистах», романе в значительной степени автобиографическом.

То, что в книге «Анри Матисс, роман» вынесено на поля, заключено в «скобки» и «скобки к скобкам», то есть движение Истории и самопереоценка автора во времени, потребовало переписания «Коммунистов», ибо время, внеся свою правку в понимание событий Истории и, следовательно, историй персонажей, эту Историю вершивших, потребовало «дистанции» между непосредственным переживанием героев, совпадавшим с тогдашним мироощущением автора, и тем, как потом, двадцать лет спустя, виделось ему это виденье — свое собственное и его персонажей-единомышленников.

Иными словами, у таких, на первый взгляд, далеких явлений, как создание «сложносочиненной» книги о Матиссе и переработка романа «Коммунисты», есть общий корень — автобиография Арагона, осмысляющего свой жизненный путь, переосмысляющего его под нажимом времени.




Оставить комментарий или два


Инфо

Запись опубликовал 6 Апрель 2016 года и разместил в рубрике Литература.     К статье пока нет комментариев. Вы можете быть первым.

Случайные записи

ТОП 10 «Самые смешные брови» Traxion, Splinter Cell – миссионерские шутеры Юбилей города Видное Топ 10 «съедобных» татуировок