Токийский трибунал. «Преступления против обычаев ведения войны»

…Начало декабря 1937 года. Гитлер заканчивает подготовку к первому акту нацистской агрессии — захвату Австрии. Зато в Азии союзник Германии — Япония уже девятый год ведет необъявленную жестокую войну против Китая, которая на языке токийских дипломатов деликатно именуется «инцидентом». В ходе этого «инцидента» в августе 1937 года было сломлено отчаянное сопротивление китайских войск и захвачен Шанхай. В начале зимы японские экспедиционные силы под командованием Иванэ Мацуи (впоследствии один из подсудимых. — Авт.) подошли к Нанкину — тогдашней столице Китая, крупнейшему городу с миллионным населением, а 13 декабря 1937 года овладели им.

японские войска

О том, что произошло в этом городе после захвата его японскими войсками, сообщает обвинитель полковник Морроу. Он говорит горячо, возмущенно, позволяет себе некоторые обобщения и выводы, что, согласно англосаксонскому праву, недопустимо на стадии вступительных речей. Для пафоса, обобщений, выводов время наступит только тогда, когда придет черед фазе заключительных речей обвинения и защиты. Поэтому Трибунал, проявляя судейскую объективность, несколько раз останавливает взволнованного Морроу. Однако сдержать его трудно: обвинитель весь во власти жестоких, кровавых фактов. И он продолжает:

— Плодородная область Центрального Китая, лежащая между Шанхаем и Нанкином, одна из самых густонаселенных областей мира, была захвачена, разграблена, разбомблена, сожжена и опустошена во время военной агрессии, произведенной без объявления войны в нарушение международного права и всех установленных веками законов ведения войны. Китайских военнопленных связывали группами и подвергали массовому истреблению. Генералы Мацуи, Хата (тоже в дальнейшем подсудимый.— Авт.) и другие продолжали вести боевые действия… Когда эта агрессивная необъявленная война достигла высшей точки, 250 миллионов китайцев оказались под пятой японской армии и флота.

Кампания закончилась взятием столицы Китая — Нанкина. Мы покажем, что жители этого древнего города были подвергнуты пыткам, насилиям, что их грабили и убивали, что пожарная кишка, штык и пулемет, находившиеся в руках толпы солдат-садистов, сеяли смерть и ужас.

Защита прервала речь Морроу, требуя, чтобы все подобные обобщения и выводы были вычеркнуты из протокола судебного заседания. На это последовала характерная реплика председателя Трибунала:

— Трибунал уже заявил, когда и что он будет вычеркивать из протокола. В данном случае мы этого не сделали, но тем не менее мы вполне согласны с возражениями…

Однако пройдет два с половиной года, и на стол Трибунала лягут несколько увесистых томов, насчитывающих 650 аффидевитов свидетелей — очевидцев японских зверств в различных странах. Некоторые свидетели сами предстанут перед Трибуналом, пройдут через огонь перекрестных допросов защиты, а документы пополнят арсенал доказательств, переданных в распоряжение суда. Их окажется такое великое множество, что это будет отражено даже в приговоре, в разделе «Преступления против законов и обычаев ведения войны»: «После тщательного рассмотрения и изучения доказательств мы пришли к выводу, что в таком приговоре, каким является настоящий приговор, невозможно полностью изложить всю массу представленных устных и документальных доказательств. Для полного описания масштаба и характера зверств необходимо ссылаться на протокол заседаний Трибунала».

И не случайно большинство судей сочло необходимым сосредоточить все материалы о зверствах, установленных Трибуналом, в двухтомном дополнении к приговору, составленном редакционным комитетом большинства 23 июня 1948 года.

Смирнов Л. Н., Зайцев Е. Б.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *